Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Экскурсии +7-921-104-31-24

С сентября 2015 года в моих рассказах о Калининграде обязательным атрибутом является цитата одного удивительного путешественника-гурмана из истории "Как я лакомился Балтийской Килькой на набережной Прегеля", вошедшей во второе издание его книги "От Омара до Конгри. Вкусные путешествия Андрея Синягина". 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Андрей и его супруга Ирина провели на Самбийском полуострове конец августа и первые недели сентября 2015 года. Удивительно, но Андрей был первым туристом, который опередил мои дифирамбы балтийской кильке и нашему супер быстрому и о-о-очень вкусному бутерброду по-калининградски. Когда я услышала, с каким неподдельным восторгом он говорил о балтийской кильке, как описывал ее нежный вкус, с какой тоской вспоминал о ней на экскурсии, я поняла - наш человек!!!! С этой парой мы объездили почти все наше Самбийское побережье. Я хотела показать больше (Балтийск и еще кое-что), но они часто задерживались у какого-либо объекта, удивлялись, наслаждались его обычностью или необычностью, были такими неторопливыми, рассуждали, заставляли друг друга размышлять, часто вспоминали свои путешествия в другие страны, спорили и находили истину, что вместе с ними я в очередной раз окунулась в наш край с головой и обнаружила столько нового и неизведанного, чего раньше не замечала. потому что торопилась. Торопилась показать больше, торопилась дать нашим гостям больше впечатлений, а потом бах! Остановись! - и вот вам молодое тюльпановое дерево и дерево гингко, да не одно. Это ли не чудо? 

 

 

 

Андрей, Ирина! Я очень благодарна Вам за эти новые открытия: молодые деревца, за Макаровых и их потрясающую историю, за Бартфельда, стихи которого двумя неделями позже слушала с наслаждением вспоминая о Вас, за технику эбру, о которой прежде не знала, и наконец, за особую любовь к БАЛТИЙСКОЙ КИЛЬКЕ!!!!  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отдельно хочу отметить Вашу супругу Ирину - как образец стиля и женственности: редко встречаются женщины, которые умело сочетают в себе и светскую даму, которая маленькой деталью даст намек на свой статус, и любящую жену, готовую стать на колени перед любимым мужем, и девчонку-сорванца, забравшуюся на турник, с протертыми на коленках модными джинсам

 

Сегодня после переписки с Андреем, узнав, что купленная в Москве балтийская килька и в сравнение не идет с нашей, у меня появилось желание найти любой возможный способ передать ее этому человеку, ставшему мне другом. Но он решил меня не обременять.... для того, чтобы вернуться и вновь насладиться этим незабываемым вкусом балтийских путешествий.....

Прочитав историю Андрея "Про балтийскую кильку", мне очень захотелось поделиться этим, рассказать как можно большему количеству наших гостей о том, что маленькая рыбка Балтийского моря может творить чудеса... С удовольствием привожу выдержки из этих замечательных рассказов про наш край.

 

Как я лакомился Балтийской Килькой на набережной Прегеля

Калининградская область, 2015

(в сокращении)

 

Эта история была написана в сентябре 2015 года для второго издания книги «От Омара до Конгри. Вкусные путешествия Андрей Синягина». В прошлом году я выпустил первое издание этой книги за свой счет и маленьким (35 экземпляров) тиражом для своего близкого круга друзей и добрых знакомых. В него вошли 28 историй о наших путешествиях в различные города и страны, в каждой из которых присутствует свой, особенный гастрономический «герой». Все истории написаны в причудливом жанре (я назвал его «расширенные подписи к семейному фотоальбому»), сочетающем познавательную информацию, впечатления, наблюдения, казусы и даже легкие враки. Тираж на удивление быстро разошелся, интерес к моей книге сохранился, запросы на нее поступили даже из Туниса и Армении, а новых историй за прошедшие два года прибавилось. Поэтому я и запланировал дополненное издание на декабрь 2015 года. Сокращенная версия истории про Балтийскую Кильку была подготовлена по просьбе нашего любимого гида Елены Антиповой специально для сайта gidvkaliningrade.com.

 

С 29 августа по 5 сентября 2015 года мы совершили путешествие по Калининградской области, остановившись на 2 ночи в Калининграде и на 5 ночей в Светлогорске. Наше второе путешествие по России получилось замечательным и по праву заслуживает вхождения во второе, дополненное и доработанное издание моей книги «От Омара до Конгри. Вкусные путешествия Андрей Синягина».

Заметил, что после первого издания книги у меня истории стали получаться  длинными и пространными. Что понятно и объяснимо: теперь в путешествиях я не только рассматриваю достопримечательности, делаю открытия и наслаждаюсь всякими романтическими прелестями, но и собираю интересный материал, который хочется увековечить в будущих историях. Новые истории невольно рождаются многостраничными, что уже облегчает мою нелегкую задачу размещения всех удачных фотоиллюстраций. Хотя я не считаю себя писателем и не являюсь поэтому досужим графоманом, но всегда пытаюсь изложить свои путевые заметки в придуманном литературном жанре -  скрапбукинге (расширенным подписям в семейном фотоальбоме).

С давних пор Калининград, с его эксклавным положением и загадочной историей манил меня к себе, словно этот оторванный фрагмент страны обладал особой притягательной силой. Мечта посетить Калининград вспыхнула снова после открытия калининградского писателя Юрия Буйды, который, на мой скромный взгляд, является одним из лучших рассказчиков в российской литературе. В книгах Юрия Буйды («Все проплывающие», «Прусская невеста», «Кенигсберг», «Вор, шпион и убийца» и др.) причудливо сочетаются сказочное и сюрреалистическое, жестко реальное и горько исповедальное, словом, все то, что свойственно магическому реализму, который мог родиться только на калининградской земле.

Кстати, с запоздалым удивлением я узнал, что именно в Кенигсберге родился и вырос «немецкий писатель и композитор эпохи романтизма» Эрнст Теодор Амадей Гофман (1776-1822), которого я страстно полюбил в юности за великий роман «Житейские воззрения кота Мурра» и чудесные сказки. В Калининграде дом, где родился и жил Гофман не сохранился, но на его месте, на лужайке между Дворцом Бракосочетания и Нижним озером, установлена памятная доска. Что уже хорошо.

Долгое время мне не удавалось посетить Калининград – рабочие командировки в этот город не складывались, а отпуска мы отводили под путешествия в интересные страны и великие города, несправедливо считая, что еще придет время – Россию мы всегда успеем посмотреть. Но в последние годы у меня возникла возможность осуществить свою мечту и совершить три командировки в Калининград, которые были краткими, но все же я успел многое сделать для души в этом прекрасном городе. И, прежде всего, познакомиться с прекрасным гидом Еленой Антиповой (Макарычевой), что послужило импульсом для осуществления мечты о поездке в Калининград вдвоем с Ириной.

 

Забегая вперед, скажу, что в нашем путешествии по Калининградской области меня озарила такая мудрая мысль: путешествия по России особенно хороши тем, что в них гораздо чаще происходят случайные-неслучайные встречи с удивительными и добрыми людьми. Именно так у нас было в путешествии по Пермскому краю в мае-июне 2015 года, именно так произошло и в нашем путешествии по Калининградской области в августе-сентябре того же года. И встреча с Еленой стала первой и даже определяющей среди дальнейших случайных-неслучайных встреч в этой поездке.

Приняв решение, мы стали готовиться к этому путешествию. Как всегда, тщательно и заблаговременно. Штудировали  приобретенные в командировках книги Дины Якшиной «Прогулки по Кенигсбергу» и «Золотая тень Кенигсберга», непомерно огромного формата, но с роскошными иллюстрациями и живыми описаниями малоизвестных фактов из истории Кенигсберга и других городов Восточной Пруссии, словно канувшей в прошлое Атлантиды, «исчезнувшей цивилизации, тень которой все еще проглядывает  сквозь очертания улиц и районов».

Купили авиабилеты с отличным дисконтом (по 6200 рублей в оба конца) и забронировали отели – по совету Елены «Heliopark Kaiserhof» в Кенигсберге и по любви к Гофману «Дом сказочника» в Светлогорске. Как потом оказалось, мы сделали абсолютно правильный выбор.

По мере приближения даты нашей поездки я все больше и больше проникался необычной историей Калининграда, так непохожего на все российские города и регионы. Ни в одном городе не существовало такого количества замков и крепостей (пусть от них сейчас остались только руины), не возникало мощных фортификационных сооружений, названных в честь прусских королей и королевы, не имелся университет с древнейшей историей, не было непривычных храмов в стиле кирпичной (северо-германской) готики, наконец, не действует такого веселой общественной организации, как «Внучата барона Мюнхгаузена», занятой серьезным делом - поисками сапога, который знаменитый литературный персонаж утерял во время ночлега в Домике шкипера. Не случайно и то, что во время последней Всероссийской переписи населения многие жители Калининградской области гордо указали в графе «Национальность» свою национальность - «Калининградец».

И еще во время подготовки меня внезапно поразил размах грандиозной работы, проделанной  в послевоенные годы по переименованию немецких названий городов, поселков и улиц. Невольно мне представилась такая картина. Глубокой ночью два усталых политработника, в табачном дыму и за очередной алюминиевой кружкой с крепким чаем, выполняют указание Центра искоренить дух прусского милитаризма и на пределе своей фантазии  придумывают хорошие, но незамысловатые советские названия: так Раушен стал Светлогорском, Кранц – Зеленоградском, Пальмникен – Янтарным, Пиллау – Балтийском, Тильзит – Советском, Велау – Знаменском, Инстербург – Черняховском, а река Прегель в Кенигсберге превратилась в реку Преголя в Калининграде…

Разогнав все возможные риски и неприятности, в назначенный день мы прилетели с легкой задержкой в Калининград, аэропорт «Храброво», и оказались в Кенигсберге, призрачном городе с прусским прошлым, советским настоящим и светлым будущим.

Мы разместились в отеле «Heliopark Kaiserhof» 4*, расположенном в историческом центре Калининграда, с прекрасным видом на реку Прегель и в непосредственной близости от главных культурных достопримечательностей. Отель полностью соответствовал всем международным стандартам и отличался безупречным сервисом (в других российских гостиницах я практически не встречался с тем, чтобы весь персонал приветливо здоровался с постояльцами). Наш отель был удачно расположен – выходишь из него и попадаешь на набережную в европейском стиле, с нарядными домиками, ресторанчиками, фонариками и скамейками. Кстати, на одной из скамеек я обнаружил замечательный афоризм Иммануила Канта – «Один в луже видит грязь, другой – отражающиеся звезды» и успокоился: «Критику чистого разума» можно уже не пытаться осилить, двух изречений великого философа вполне достаточно для дальнейшей счастливой жизни. А еще наш  отель предлагал своим постояльцам невиданную услугу – прокат удочек для ловли рыбы в Прегеле (100 рублей за час).

По набережной мы дошли до Медового моста, который  соединяет остров Ломзе и остров Кнайпхоф и оказались перед громадой величественного Кафедрального собора, который  является одним из редких готических сооружений в России и главным символом Калининграда.

Из-за задержки авиарейса мы, даже не перекусив,  поспешили на концерт и попали прямо к его началу. В этот вечер солистка Московской государственной филармонии Анастасия Сидельникова исполняла произведения Баха, Букстехуде, Моцарта, Франка и Мендельсона. Органная  музыка под сводами готического собора воспринималась совсем по-иному, чем в концертных залах, звук казался густым и объемным, временами даже чудилось, что звучит два органа. И еще я заметил, что фигурки на органе в самом начале концерта пришли в движение – ангелочки замахали крылышками, а купидоны забили в барабаны. А по окончании концерта я обратил внимание на памятные доски в честь благодетелей собора, среди которых были Путин, Греф, Алекперов и даже Гарик Сукачев.

Первый вечер в Кенигсберге стал для нас еще более прекрасным, когда после концерта мы, уже изрядно проголодавшиеся, устроились на ужин в гостиничном ресторанчике на набережной реки Прегель. Именно в этом ресторанчике я впервые ощутил несравненный вкус Балтийской Кильки. 

Я являюсь поклонником этого рыбного деликатеса и часто покупаю в домашнем магазинчике большие белые бадейки с надписью «Томилинская килька». Но Килька, поданная нам на набережной Прегеля и поименованная в меню как «Филе Балтийской Кильки с молодой картошечкой и лучком», разительно отличалась от упомянутой кильки. Балтийская Килька была нежной, изысканной и ароматной, стремительно проваливаясь в пустой желудок под фирменное пиво «Кайзерхоф» (на дне пивного бокала кокетливо размещалась рюмашка с диджестивом «Егермейстер»).

А ранним утром на следующий день мы встретились с Еленой.  Почему-то я очень беспокоился, что не узнаю ее без шапочки с большим помпоном, но мы тепло встретились, устроились в машинке и со словами «Доверьтесь мне!» отправились на обзорную экскурсию по городу.

 

Во время обзорной экскурсии Лена подтвердила и даже превзошла наши ожидания.  Она живо и увлекательно рассказала нам про главные достопримечательности Кенигсберга, используя меткие и интеллигентные выражения (для образования Калининграда – «трофей», для студенческой традиции у памятника бодливым зубрам – «покрасить то, что красят на Пасху», для непреодолимого желания купить янтарное украшение – «хочу-не могу»), а также вовлекала нас в интерактивный режим общения, задавая нам коварные вопросы и понуждая искать неожиданные решения.

А у Кафедрального собора нас ждал еще один неожиданный сюрприз, будто бы подстроенный Леной.

Мне очень нравятся стильные серии фотографий «Танцующий Петербург» Виталия Соколовского и «Балерины Нью-Йорка» Дэйна Шитаги, поэтому я возбудился (в хорошем смысле этого слова), когда заметил профессиональную фотосессию на Медовом мосту, в которой две юные балерины, брюнетка и блондинка, демонстрировали отменную растяжку на фоне Кафедрального собора и ошалевших прохожих. Робко испросив разрешения у профессионального фотографа и не дождавшись его отвтета, я пристроился к этой фотосессии и успел сделать свою серию стильных фотографий.

Нашу первую экскурсию мы завершили обедом в знакомом ресторанчике на набережной Прегеля, в котором я вновь с наслаждением полакомился Балтийской Килькой, убедившись в необходимости сделать ее главным героем моей будущей Истории.

Во второй половине воскресенья мы оказались предоставлены сами себе и некоторое время колебались в выборе дальнейшего туристического объекта – посетить Бункер Отто Ляша, коменданта Кенигсберга в 1945 году (почему-то называемый Блиндажом) или Музей Мирового океана. Выбрали второй объект и не ошиблись – погода была хорошая, прогулка получилась вдоль набережной, а музей оказался неожиданно интересным.

Музей Мирового океана является первым в России комплексным маринистическим музеем. Посетителям этого музея предоставляется возможность осмотреть музейные суда «Витязь» (помогало режиссеру Джеймсу Камерону осуществлять подводные съемки для фильма «Титаник»), «Космонавт Виктор Пацаев» (входило в число судов Службы космических исследований) и подводную лодку Б-413 (именно она была выбрана нами для посещения).  А на стенде был представлен футуристический проект будущего Музея в виде огромного шара с лабораториями Красоты, Космоса, Воздуха, Земли, Воды и Жизни.

В главном корпусе Музея, помимо многочисленных аквариумов с морскими рыбами, проходила уникальная выставка живописи на воде (в технике эбру) Татьяны Кирилловой «Письма Океану», о которой я узнал еще в Москве.

Автор этой выставки узнала о технике эбру в 2007 году из статьи об оттоманских тюльпанах и их символизме в турецкой культуре. Чтобы освоить все тонкости этого удивительного искусства, она начала учить турецкий язык и регулярно ездить в Стамбул, где училась живописи на воде у известного эбру-художника. Сама техника эбру заключается в рисовании пальцами рук и ног специальными (на основе бычьей желчи) красками на воде с особым загустителем (экстрактом морских водорослей), при этом получившиеся картины аккуратно снимают с воды рисовой бумагой.

Сами картины на выставке особого впечатления не произвели – красивые, но статичные, а вот видеосъемка процесса рисования на воде меня буквально заворожила. Я догадался снять его на видео, поскольку описать это колдовское зрелище, похожее на создание удивительных картин в жанре песочной анимации, практически невозможно.

Затем впервые в жизни мы спустились на борт подводной лодки, с огромным интересом осмотрели ее разноцветные внутренности, подивились на крохотные кубрики и ужаснулись, как можно выдержать в таком замкнутом пространстве 90 суток (продолжительность обычного морского похода). На выходе из подводной лодки Б-413, находящейся до настоящего времени в боевом состоянии, мы разговорились с двумя гидами, бывшими капитанами третьего ранга.  Разговор с бравыми (в правильном смысле этого слова!) морскими офицерами у нас получился душевным – моряки охотно рассказали о своей суровой жизни в лихие 90-е годы. Как гробили подводные лодки по договорам с нашими американскими союзниками, как охраняли склады с боевым оружием, как кормили свои семьи по принципу «сегодня на завтрак, обед и ужин у нас будет то, что папа поймает в море». А еще у меня в голове почему-то постоянно звучала советская песня «Усталая подлодка» (музыка Александры Пахмутовой, стихи Николая Добронравова).

На следующий день мы покинули гостеприимный отель и отправились вместе с Леной в наше дальнейшее путешествие.

По пути в Светлогорск у нас была запланирована экскурсия в Янтарный (Пальмникен),  поселок на побережье Балтийского моря. В поселке расположен один из наиболее привлекательных туристических объектов Калининградской области  -  единственное в мире промышленное предприятие по добыче янтаря (открытым способом в карьерах сильной водяной струёй размывают янтареносную т. н. «голубую землю»). Еще в конце XIX века скромный городок Пальмникен получил мощный импульс развития с началом промышленной добычи янтаря. В городе сохранилась бывшая евангелистская кирха (с 1991 года храм Казанской иконы Божией Матери), построенная в XIX веке основателем янтарной мануфактуры Морисом Беккером. 

Мы посетили смотровую площадку янтарного комбината и рассмотрели в бинокль работающий в карьере экскаватор. На смотровой площадке были установлены занятные туристические аттракционы – портрет средневекового рыцаря с дыркой вместо лица, символическая виселица (раньше за нелегальный сбор янтаря полагалась смертная казнь) и песочница с совками, в которой можно было порыться  в поисках янтариков.

Пользуясь отсутствием азартных туристов, мы спокойно насобирали в этой песочнице целый пакет янтариков, за что Лена нам торжественно вручила именные сертификаты янтарных старателей. А потом прочитала нам в янтарной пирамиде интереснейшую лекцию на примере своей замечательной коллекции. 

Еще одной из основных достопримечательностей Янтарного является открытый в  2014 году променад, который представляет симпатичную деревянную дорожку со смотровыми площадками, проложенную вдоль морского побережья от спуска к морю в парке Беккера до площадки у кафе «Галера». Его длина равна 1980 метрам, из которых 700 проходят над озером. Лена выделила нам свободное время (27 минут), за которое я успел окунуться в бодрящие воды Балтийского моря и провести фотосессию на променаде - растяжка у Ирины оказалась ничуть не хуже, чем у юных балерин на Медовом мосту (правда, она при этом чуть не упала).

В Светлогорске мы разместились в отеле «Дом сказочника» 3*, небольшом и уютном  отеле с оригинальной архитектурой, расположенном в 400 метрах от Балтийского моря, в тихом живописном уголке среди сосен. Основателем отеля является поэт Борис Бартфельд, с которым нам посчастливилось познакомиться в последний день нашего пребывания в Калининградской области.

Отель окружен сказочной, буквально гофманианской атмосферой, а во внутреннем и внешнем убранстве использованы мотивы произведений великого немецкого писателя-романтика Гофмана. Первый корпус, в котором мы завтракали, украшен картинами с портретами Гофмана и его женщин, а также рисунками по мотивам его произведений. Во втором корпусе, более новом и построенном в виде корабля, глаза гостей радуют работы художников, работавших на балтийском пленэре и проживавших в Доме сказочника.  

Вечером мы отправились искать, возможно, самую главную достопримечательность Светлогорска – частный органный зал. Именно в этот момент у нас произошла еще одна случайная-неслучайная встреча: из дверей вышел почтенный мужчина в тренировочном костюме, заметил наше легкое замешательство и обратился к нам: «Я, Андрей Макаров, создатель этого органного зала».

Следующий час пролетел  в душевном общении с Андреем Александровичем, который рассказал нам, как он построил органный зал за год и два месяца, как организовывал концерты, как его созидательной деятельности удивлялись друзья, как он отбивался от рэкетиров. И еще один час промелькнул в общении с его супругой, Лией Григорьевной, которая с влюбленностью нам поведала о личности мужа и своей безоглядной поддержке этого семейного проекта. Потом к нам снова присоединился создатель органного зала (он уходил руководить строительством забора) и сделал нам бесценный подарок – открыл зал, спел за роялем романс,  исполнил на органе композицию «Размышление» и подарил роскошный буклет к 20-летию органного зала, обещав его подписать на концерте 4 сентября.

Мы были восхищены и просто потрясены личностью Андрея Макарова, композитора а и пианиста, многолетней (54 года!) нежной любовью в семье Макаровых, беспримерным и редким Поступком – вложить свои инвестиции (только через 20 лет они стали окупаться!) не в ресторан, отель или бордель, а в органный зал в прекрасном курортном месте.

А во вторник мы стали самостоятельно знакомиться со Светлогорском, выполняя домашние задания (квесты) Лены.

Отдых в Светлогорске считается более цивилизованным, чем на соседних курортах Зеленоградске, Пионерском и Янтарном. В городе много комфортных гостиниц, ресторанов и кафе, туристам предлагается широкий ассортимент сувенирных товаров, прежде всего, украшения из янтаря и «Критика чистого разума» Иммануила Канта (серьезно - я обнаружил этот труд среди путеводителей!). Однако в качественном отношении пляжи соседних городов ощутимо лучше: они шире (до 20-30 м) и из чистого песка, без множества камней. В городе постоянно проводятся разнообразные культурные мероприятия. А в 2015 году по политическим причинам из Юрмалы в Светлогорск был перенесен  фестиваль «Голосящий КиВиН», которым 17 июля 2015 года открылся первый сезон нового Театра эстрады «Янтарь-холл» (во время нашего посещения он был закрыт и лихорадочно доводился до ума).

Кроме выполненных заданий Лены, нашли современную скульптуру «Ундина» с буйно развевающимися волосами, напоминающими по очертаниям голову хищной птицы, которая установлена на променаде, напротив входа в отель «Grand Palace» 5* (зашел я в него, встретили меня прохладно, без распростертых объятий - не понравился мне отель);

Пообедали мы на променаде, в кафе  с громкой рекламой «Приглашаем Вас встретить  балтийский закат в самом романтичном месте на побережье!». Это кафе называлось  «Amber Grill», хотя мы его обозвали кафе «У двух пиратов» - уж больно были в нем колоритные официанты, в тельняшках, небритые и со зверскими ухмылками. Но копченая рыба (скумбрия и морской окунь) в этом незамысловатом заведении оказались поразительно вкусными, особенно под местное пиво, теплое солнце и шум балтийских  волн.

На следующий день мы вновь встретились с нашим замечательным гидом, уже соскучившись по ее рассказам, для поездки на Куршскую косу.

Куршская коса является визитной карточкой Калининградской области и самым маленьким национальным парком России. Она представляет узкую и длинную песчаную полосу суши саблевидной формы, отделяющую Куршский залив от Балтийского моря. На косе мы посетили орнитологическую станцию «Фрингилла» (латинское название зяблика, самой распространенной птицы в этих местах), познакомились с участком необычного соснового леса («Танцующий лес») и поднялись по юго-западному склону дюны ореховой по маршруту «Высота Эфа». ЭтаВысота названа так в честь лесовода Франца Вильгельма Эфы, деятельность которого была посвящена изучению и закреплению подвижных песков. Со смотровых площадок мы смогли полюбоваться необычным ландшафтом -  море, залив, открытые белые дюны, подвижные пески и равномерно посаженные сосны.

Признаться, во время этой экскурсии наибольшее впечатление на нас произвела лекция профессора Леонида Соколова. Он  не только рассказал нам о созданной в 1901 году на Куршской косе первой в мире Орнитологической станции кольцевания, но продемонстрировал все приемы кольцевания на живом чижике – птичка взвешивается, кольцуется, записывается в учетную книгу и отпускается на волю с напутственными словами «Чава-Какава!». 

 

Профессор Соколов так нас очаровал своим живым рассказом, интеллигентностью, добрым юмором и мудрыми советами («Не обращайте внимания на мелкие стрессы – они необходимы для выживания!»), что я после лекции горячо высказал ему наши восторги, приобрел диск «Песчаная нить Косы. Станция «Фрингилла» (автор – Петр Говоров, 2010) с его дарственной надписью и попросил сфотографировать Ирину с чижиком. И теперь в нашем семейном фотоальбоме есть не только фотографии «Ирина с жирафом в Кении», «Ирина со слоном в Шри-Ланке», «Ирина с дельфином в Мексике», «Ирина с оленем  в Японии», «Ирина с китом на Мадейре», но и даже фотография «Ирина с чижом на Куршской косе», которая, скорее всего,  является самой уникальной. 

Вечером этого дня мы тепло распрощались с Аленой, высказав ей наши искренние благодарности за незабываемые экскурсии и клятвенные обещания вернуться. А за прощальным чаепитием мы познакомились с мамой Алены, хореографом по профессии,  и договорились прийти к ней на танцевальные уроки (давно мечтали посетить!), которые она проводила в Светлогорске, в военном санатории. Забегая вперед, скажу, что мы не смогли прийти по весьма уважительной причине – отсыпались из-за ранней прогулки по берегу Балтийского моря. Что будет для нас еще одним поводом для новой поездки в Калининград.

Оставшиеся два дня в Светлогорске пролетели для нас незаметно, в бесстыдно спокойном отдыхе. Мы бродили вокруг озера Тихого, прогуливались по променаду, располагались у моря на уютных скамейках, читали книги (я – полюбившиеся детективы Хеннинга Манкелля о комиссаре Курте Валландере, а Ирина – более правильную литературу). Заходили в местные кафе, в том числе и в пафосный ресторанчик на променаде «Дом рыбака», в котором я впервые попробовал балтийского угря в винном соусе – этот гастрономический специалитет понравился, но все же не мог сравниться с моей любимой Балтийской Килькой.

Утром в пятницу мы непривычно рано встали и отправились на традиционную (всегда так делали на морских курортах) морскую прогулку. Погода была солнечная, море удивительно спокойным, босые ноги шлепали по песку с набегающими волнами, туристы не встречались, тихо и спокойно, словом, все условия для погружения в романтическое настроение. На обратном пути мы заглянули в пляжное кафе «Медуза», сооруженное специально для участников Голосящего КиВиНа, и славно позавтракали в полном одиночестве, любуясь на Балтийское море и фотографируясь с улыбчивыми официантками.

 

В пятницу вечером мы посетили долгожданный концерт с программой «Ave Maria» (Бах, Тости, Шуберт, Верди, Сен-Санс, Каччини и Андрей Макаров), в котором выступили Надежда Данчева (сопрано), Юрий Фебенчук (орган) и сам Андрей Макаров.  Музыкальные произведения были исполнены профессионально, орган звучал торжественно, при этом особенно полюбилась и растрогала буквально до слез «Ave Maria» Джулио Каччини. Правда, я потом вычитал, что это произведение является музыкальной мистификацией и якобы принадлежит советскому композитору Владимиру Вавилову, но именно в тот момент это было не так уж важно. Мы догадались прийти на концерт с цветами и вручили их Андрею Макарову, получив обещанную трогательную надпись на буклете - «Ирине и Андрею! Настоящим, любящим жизнь и музыку в ней! Любовь, музыка души! Берегите ее!». Так прекрасно и завершился наш последний вечер в Светлогорске.

В последний день нашего путешествия нас ожидала еще одна случайная-неслучайная встреча. Я заказал гостиничный трансфер до аэропорта «Храброво» и очень удивился, когда провожать нас пришел сам основатель "Дома сказочника" и поэт Борис Бартфельд.

В пути Борис Бартфельд (а я нарочно умолял его ехать помедленнее для общения) подарил нам свою книгу «Пределы» с прекрасным оформлением, значимыми комментариями и доброй дарственной надписью – «Нашим прекрасным гостям Андрею и Ирине с теплой благодарностью от Дома сказочника (Hoffmann – Haus)!».

Домой мы добрались без приключений – Ирина весь перелет читала стихи Бориса Бартфельда и улыбалась, находя в них отзвуки своим юношеским впечатлениям. Символично, что в день нашего приезда по телевизору показывали непрямую трансляцию Голосящего КиВиНа из Светлогорска, и мы уже понимали калининградские шутки типа «Вот такой эффект импортозамещения: раньше КиВиН проводили в городе, который был наш, а теперь в городе, который был их».

Потом по горячим следам нашего путешествия мы пересматривали фото, вкушали под пиво вкусную балтийскую рыбку (угря, рыбца и корюшку) и купались в радостных воспоминаниях. И  написали  наши благодарственные письма, чуть пространные, но очень искренние. Всем хорошим людям, с которыми мы встретились в нашем путешествии в Калининградскую область в 2015 году.